Анна Школьная, 21 December 2017 Культура
«А скелеты мы достанем здесь»
Написать автору

Когда в Симбирске создали масонскую ложу, выяснилось, что у масонов нет предметов для посвящения братьев в сан мастера. Тогда симбиряне написали в Москву о проблеме, завершив просьбу прислать нужные предметы словами: «А скелеты мы достанем здесь». Для ритуала посвящения требовались… череп и гроб. За этими мрачными и непонятными символами и ритуалами, вот уже 300 лет окутывающими тайну масонства, скрываются благородные цели – познать себя, природу, секреты мироздания, идти путем просвещения, гуманизма, заниматься благотворительностью. Подробно и весьма живописно о масонстве в России в целом, и в Симбирске в частности, рассказывает выставка «Вольные каменщики Симбирской губернии» в музее «Симбирское купечество» (улица Ленина, 75а).

Миф о заговоре

Автор выставки, заведующий научно-исследовательским отделом Музея-заповедника «Родина Ленина» Елена Беспалова занимается изучением этой покрытой тайнами темы более 20 лет. Она готова ответить на любой вопрос о масонах, но выяснить, для чего взрослым образованным мужчинам, объединенным общими благородными намерениями, вся эта маета с костями, гробами и таинственностью, даже ей пока не удалось. Однако она совершенно точно убеждена, что известная теория о жидомасонском заговоре – лишь один из многочисленных мифов. Изучив огромное количество документов из архивов масонских лож, она пришла к выводу, что масоны – люди самых благородных намерений, предпочитающие не афишировать свою деятельность.

Пару лет назад в соавторстве с доцентом УлГПУ Евгенией Рыковой Беспалова опубликовала книгу «Симбирская ветвь рода Тургеневых». По сути, этот труд стал первым и очень подробным повествованием о масонстве в Симбирске.

– О масонах в России сложилось много мифов, – считает Рыкова. – Но работа с документами позволила сделать немало открытий, и прежде всего, о том, что демонического в масонах было не так много, как пытаются представить. Их волновали вопросы смысла жизни, по какому пути идти, чтобы обрести счастье, как обрести мир и гармонию. Например, симбирянин Иван Петрович Тургенев писал, что главный враг человека – внутренний, который живет в каждом человеке, и нужно победить внутреннего врага, а не внешнего.

В оранжерее Баратаева

Масоны России – в том числе и современные – искренне убеждены, что масонство в нашу страну завез 300 лет назад Петр I. Этой дате в этом году был посвящен большой съезд масонов в Перми. А 200 лет назад в декабре состоялись первые заседания симбирской ложи «Ключ к Добродетели», которую организовал и возглавил по просьбе Петра Николаевича Ивашева и его братьев-масонов князь Михаил Петрович Баратаев.

– В его имении в Баратаевке проводились наиболее важные встречи, на которых бывали и непосвященные, – рассказывает Беспалова. – Сейчас трудно сказать, где именно находились господский дом и упоминаемая в документах оранжерея. Но судя по тому, что в этой оранжерее помещался стол, за которым размещались гости, была она немаленькая. Примечательным был сад, разбитый самим Михаилом Петровичем: по его замыслу, каждый, кто бывал у него впервые, должен был посадить в этом саду дерево или куст. Между прочим, в альбоме Баратаева, в подписи к рисунку, который демонстрируется на выставке, Беспалова рассмотрела подпись: «Князю Баратаеву – преданнейший Боровиковский!».

Через два года в Симбирске будет еще одна юбилейная дата – 235-летие с года создания другой, первой в нашем краю, масонской ложи: Иван Петрович Тургенев приехал в Симбирск для создания в нем ложи и к своему удивлению узнал, что масонов здесь уже предостаточно. Так появился «Золотой  Венец». Как и масоны в других городах, симбирские масоны ставили перед собой благородные цели: в годы скудного книгоиздательства они привозили в Симбирск литературу, участвовали в создании Благородного пансиона при Симбирской классической гимназии, отправляли молодежь учиться в Казанский университет и в уездные училища, помогали деньгами вдовам, сиротам, разорившимся и увечным дворянам, сражавшимся в Отечественной войне 1812 года. В печально знаменитый 1787 год, когда Россия голодала, знаменитый масон Николай Иванович Новиков закупал для крестьян хлеб в Симбирской губернии. На месте за поставку хлеба отвечал симбирянин Тургенев.

Важной частью выставки являются письма еще одного масона – Александра Федоровича Лабзина, сосланного в Сенгилей, а затем по просьбе его сестры переведенного в Симбирск. Острослов Лабзин имел неосторожность усомниться в справедливости того, что в Академию художеств собираются ввести Гурьева, Аракчеева и Кочубея, тем более что аргумент был лишь в их близости к императору. В ответ на это заявление Лабзин предложил своего кандидата – кучера Бойкова, который тоже близок к императору, поскольку управляет его каретой. В письмах к помещику Дмитрию Попову Александр Федорович описал свою жизнь в Симбирске. Жил он на улице Московской, ныне Ленина, в неком  «доме Назарьева».

Ритуал – игра?

Художник и дизайнер выставки Александр Рощупкин создал в центре выставочного зала конструкцию, позволяющую в некоторой мере представить себе обстановку масонской ложи – пол, похожий на шахматную доску (таким был пол в одном из храмов), трибуна с парящим над ней отвесом, пространство в виде креста, а на стенах – изображения масонских символов, их описание, постулаты масонов. Циркуль – важнейший символ наряду с отвесом, перпендикуляром и прямоугольником – это «суть орудия, необходимые для Строителя; ты размеряй действия свои циркулем разума, располагай поступки свои по черте к углу совести, полагай основание по отвесу опыта и сооружай здание свое по перпендикуляру Красоты». Другие символы – Солнце, Луна и звезды, которые напоминают о том, что братья день и ночь должны «бдеть над своими действиями», три окна – «три великие светила, через которые каждый Свободный Каменщик начальником своим препровождается к истине». Четыре стороны света на масонском ковре знаменуют братьев, рассеянных во всех частях мира. Камень грубый, природный и камень обработанный призывают братьев работать над собой, отсекая все лишнее, «камень дикий может быть очищен, обсечен, приготовлен и сглажен; поступай и ты так же со своими склонностями». А вот и выдержка из масонских постулатов, свидетельствующая вовсе не о демонизме, а о самовоспитании: «Сколько можно, сколько сил ваших достанет, удерживайте братьев ваших от шумных и суетных бесед, от картежной игры, от сладострастия и распутства, от обращения с людьми, известными своим вольнодумством, от чтения модных писателей…».

Магистры Ульяновска

На одном из стендов – гравюра со сценой посвящения новичка в ученики, а рядом – выдержка из документа, описывающая ритуал посвящения в масоны Николая Николаевича Трегубова. Кстати, о том, как мог повлиять на взгляды юного Гончарова масон Трегубов, и стал ли масоном Гончаров и другой наш знаменитый земляк Карамзин, можно поинтересоваться в музее. Ожидается, что в течение работы выставки будут проводиться встречи и беседы, в том числе с современными масонами, так что следите за новостями.

Благодаря знакомству Беспаловой с современными масонами – и не из низших, а из высших рангов российского масонства – на выставке можно увидеть даже то, что в общем-то не должно демонстрироваться, – знаки, символы, предметы масонов. Их предоставил доктор философии Григорий Деркачев. Ожидалось, что он приедет на вернисаж из Москвы, но он отложил время своего приезда. Возможно, кто-то встретит в музее и современных ульяновских масонов, но если они и появятся на выставке, то вряд ли скажут о своем членстве в масонской ложе. Кто они – секрет даже для Беспаловой. Известно только, что их в Ульяновске - восемь, двое или трое из них имеют титулы магистров, а посвящение они проходили в Саранске, в ложе Федора Ушакова.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение